Интегра. Комплексное оснащение школ

Личность

Николай Николаевич Шелегин: «Возможности школьных музеев в образовательном процессе безграничны»

16.01.2018


    Николай Николаевич Шелегин – преподаватель-организатор основ безопасности жизнедеятельности СОШ № 2, руководитель школьного музейного комплекса. Удостоен звания «Лучший педагогический работник» города Искитим. Отличник народного просвещения. Педагогический стаж – 41 год.
   
     Самая привлекательная черта журналистики, безусловно, та, что даёт возможность встречи со многими замечательными людьми. Ещё Антуан де Сент-Экзюпери сказал: «Единственная известная мне роскошь – это роскошь человеческого общения». Недавно мне опять повезло встретить замечательного человека – Николая Николаевича Шелегина, педагога из Искитима, В школах этого города он уже сорок один год преподаёт историю и обществознание, начальную военную подготовку, основы безопасности жизнедеятельности. Его знает не одно поколение искитимцев. А сколько выпускников школ!.. Как я уже сказал, по профессии он педагог. По образованию историк – окончил историко – педагогический факультет НГПУ в 1976 году, когда этот вуз был ещё институтом. Но, что не менее важно, Николай Николаевич историк по характеру. Он чувствует и ценит подлинность вещи, документа, свидетельства очевидца и понимает их историческую значимость. Пока поверьте этому на слово, но я надеюсь, что вы со мной согласитесь, когда прочтёте очерк.

Экскурсия

     Время бывает измеряемо и узнаваемо. В первом случае это секунды, минуты, часы, сутки, месяцы… Иногда – это образная речь: «…И дольше века длится день». Иногда – пословица: «Времечко летит, как в поле семечко»… Но я о втором случае, когда время узнаваемо.

     Не в знаменательных датах или крупных событиях, как правило, видимых всеми. Нет. Но о времени, узнаваемом в повседневных деталях. В предметах быта, например, в одежде, в способах выражать чувства, в традициях, в жизненном укладе…

     Во всём этом время бывает почти осязаемо. Вспомните. Такое оно в картинах художников-передвижников… И в государственных исторических музеях… И даже в школьных. В таких, например, как музейный комплекс средней общеобразовательной школы номер два в Искитиме.

     …Здесь сразу привлекает внимание зрелищная этнографическая экспозиция. Вот конная дуга с колокольчиком, ставни деревенской избы, плотницкий скобель, рыбацкий гарпун, дымарь пасечника, пастуший свисток, купеческие железные весы-безмен…

     А вот «сервиз» чугунков разной вместимости и к ним целый набор ухватов… Дальше коллекция литых утюгов маленьких, но тяжеленных, как гири, и рядом их младшие братья-красавцы – утюги угольные или как их в народе называли, «духовые» с откидывающейся крышкой и деревянной ручкой – достижение бытовой техники девятнадцатого века…

     О! А вон и знакомые по детским сказкам – веретено и ручная расписная красочная прялка-донце… А тут, пожалте – кухонная утварь: мутовка (венчик), крынки из обожжённой глины, деревянная бадья,  деревянное корытце для рубки капусты и сечка-тяпка к ней…

     – Трогать обязательно! – предупреждает Николай Николаевич всех пришедших на экскурсию школьников, и даже сам берёт со стенда заинтересовавшую ребят вещь и даёт подержать, пообщаться с нею, почувствовать, к примеру, каково их прабабушкам было хлопотать у плиты, гладить бельё… Или прадедушкам плотничать, рыбачить…

     – Такая свобода позволительна только в школьном музее и даже необходима потому, что он встроен в  образовательный процесс, – поясняет Николай Николаевич. – Ведь не случайно появился термин – музейная педагогика. Она основана на формировании у школьников исторической памяти через эмоции, впечатления, творческое восприятие, воображение…  Да, согласен многое, что есть в экспозициях музея школьники могут теперь найти в Интернете, но там предметы находятся в виртуальном пространстве… Не ощущаешь ни их вес, ни объём, ни шероховатостей и трещинок от долгого служения человеку, и поэтому там они не волнуют, не пробуждают чувств… А здесь, когда держишь их в руках, они воспринимаются как реальное, осязаемое послание из прошлого…

     Николай Николаевич с улыбкой вспоминает, как однажды показывал он школьникам один из ценных экспонатов музея – старинную кованную тяжёлую семидесятисантиметровую пешню и ребята восхищённые её внушительным, боевым видом решили, что это копьё Ермака и так эту самую пешню и называли, когда рассказывали о ней друзьям и родителям.

     Кстати в качестве видеоиллюстрации читатели этого очерка могут взглянуть на урок этнографии, который Шелегин проводит в музее.


Не менее убедительны и наглядны в музее документальные свидетельства ушедшего времени: фотографии, письма, дневники, аттестаты, дипломы, удостоверения, грамоты, плакаты, листовки, брошюры, книги… Пусть старые, пожелтевшие, выцветшие, но подлинные. За всеми этими документами человеческие судьбы, наполненные и счастливыми, и драматическими, и трагическими событиями, датами, фактами… Спрашиваю Николая Николаевича:

     – Как музей пополняется экспонатами? Откуда всё это здесь?

     Он подробно объясняет:

     – У каждого экспоната свой путь в музей… Я понял так, что если о каком-то из них долго думать, то он так или иначе, но обязательно у нас появится… Многое я сам привёз из своих родных деревень: Малышево, Нижний Сузун… Из других деревень тоже, где бывал… Иногда экспонаты приносят мои бывшие ученики или друзья, знающие  о моих увлечениях… Бывает даже получаем желаемый старинный предмет путём обмена, на более современный… Случается и покупаем… Нередко провожу с учениками малые поисковые экспедиции. Я так называю поиски забытых вещей на месте снесённых домов или в заброшенных зданиях… Берём грабельки, метёлки, лопаты и потихоньку мусор

разгребаем… Так находим монеты, пуговицы, навесные замочки, кованные гвозди, посуду, инструмент различный… Попадаются вещи редкие, очень любопытные с точки зрения историка…

     Слушая Николая Николаевича, оглядываюсь на музейные стенды. А что лично мне здесь интересно, близко? Ну, конечно, вот этот букварь, изданный в начале пятидесятых годов…  Я по нему учился читать… Меня волнует и вон тот настенный комнатный репродуктор – круглая чёрная тарелка, по которой мальчонкой я слушал Лидию Русланову, Ружену Сикору, Клавдию Шульженко, Леонида Утёсова… Из того времени и увесистый настольный телефон с вращающимся буквенно-цифровым диском… И громоздкий фотоаппарат с раздвижным мехом-гармонью… А вон ту волновую радиостанцию и телеграфный ключ для передачи сообщений азбукой Морзе я помню по советским чёрно-белым художественным фильмам о Великой Отечественной войне… 

Равнение на подвиг

     Шелегин в школьном музее особенно ценит страницы военной истории искитимцев. Они открываются здесь ноябрьским событием 1936 года на дальневосточной государственной границе, когда наряд из трёх пограничников, возглавляемый Иваном Коротеевым, преградил путь отряду японо-маньчжурских диверсантов. Своему земляку, погибшему в этом бою, искитимцы поставили памятник. Улица и городской парк тоже носят имя Героя Советского Союза Ивана Васильевича Коротеева. А все подробности о его жизни и подвиге уточнил, собрал и разместил в музейной экспозиции именно Шелегин.

     – Кому как не мне это надо было сделать, – говорит Николай Николаевич. – Я в шестьдесят девятом был призван в армию и служил на Дальнем Востоке на погранзаставе, расположенной рядом с той, где совершил свой ратный подвиг Иван Коротеев. Мы с учениками название этой экспозиции недолго искали – «Равнение на подвиг». Экскурсии о воинской доблести искитимцев начинаем отсюда…

     Далее Николай Николаевич показывает материалы о боях с японцами в 1938 году у озера Хасан, в 1939 у реки Халкин-Гол, о финской кампании 1939-1940 годов, в которой участвовал и его дядя по материнской линии Иван Иванович Назаров…

     А вот обширная тематическая экспозиция уже о Великой Отечественной, о подвигах на фронтах этой войны и трудовом героизме в тылу. Шелегин, прежде всего, гордится собранными письмами искитимцев с фронта.

     Оказывается, кроме традиционных треугольников фронтовики присылали домой типографские цветные открытки с отпечатанными на них стихами, призывами… Были также обыкновенные конверты, которые когда раскрывались, оказывались стандартным листом с нанесённой на один край полоской клея.

     Есть в экспозиции и красноармейские книжки с перечислением выданного солдату обмундирования, снаряжения, оружия, а также книжки на получение денежного довольствия за боевые награды, справки из госпиталей…

     Есть даже то, о чём мне, например, вообще ничего не было известно – художественная литература для фронтовиков… Да, книжечки карманного формата в мягкой обложке со стихами, баснями рассказами, даже романами… Любопытная деталь – эти книжки печатались на бумаге подходящей для самокруток…

     В подборке материалов особенно заметно как историк Шелегин проявляет предельное внимание даже, казалось бы, к малозначимым документальным фактам, особенностям, деталям. В поиске свидетельств ушедшего времени он не признаёт мелочей, тут он

поступает как археолог. Кстати, в студенческие годы ему доводилось участвовать в археологических экспедициях. Может быть, такая его скрупулёзность оттуда?

     В музее школьники узнают также о вкладе медицинских работников в Победу, и, безусловно, о судьбе землячек – медсестёр, которые уходили на фронт нередко в возрасте немногим старше нынешних выпускников.    

     Потери советских войск в Великой Отечественной войне могли быть куда значительнее, если бы не подвиг людей, боровшихся за жизни раненых и больных воинов. Вот цифры из документов. В 1941–1945 годах медсёстры, санитары, фельдшеры, врачи, спасли, поставили на ноги около 17 миллионов солдат и офицеров Красной армии. Из них 72,3 процента раненых и 90,6 процента заболевших возвратились в строй.

     Большинство медиков – женщины. Среди них были и искитимцы: Агафонкина Алиса Робертовна, Смирнова Александра Фадеевна, Никифорова Зоя Ивановна…

     Во время празднований Дня Победы, Дня защитника Отечества Николай Николаевич проводит со своими воспитанниками интерактивные уроки истории, когда школьники узнают о том, что входило в укладку санитарной сумки во время войны, учатся оказывать первую помощь пострадавшим, осваивают приёмы переноски раненых, как это делалось на поле боя.

     Особенность музейной экспозиции о Великой Отечественной войне ещё и в том, что Шелегин старается собрать материалы о менее известных буднях фронта. К примеру, есть стенд, который называется «Банно-прачечные батальоны РККА». Такая работа тыловых воинских частей обычно остаётся малоизвестной. Но  историк и капитан запаса Шелегин знает, как она важна.  

     Одним из направлений деятельности музея искитимской средней общеобразовательной школы номер два, стало  изучение становления и развития Пограничной  охраны на территории Сибири, участия земляков в охране и обороне государственных границ  Советского Союза и Российской Федерации.

     А ещё много интересных фактов, событий из истории именно этой школы в годы Великой Отечественной войны можно здесь узнать из рукописной иллюстрированной книги воспоминаний – «Далёкое и близкое». Её авторы школьные учителя и выпускники из того незабываемого, сурового и героического времени

Англичанин

В хронике событий, связанных с музеем был один забавный случай. Рассказал мне о нём, конечно, Николай Николаевич.

     Появился тут у них как-то англичанин. Энергичный такой, с не осыпавшейся ещё седой шевелюрой – ветеран Второй мировой войны и участник высадки войск союзников в Нормандии в июне сорок четвёртого.

     Николай Николаевич организовал ему встречу с учащимися, и тот с помощью переводчицы рассказывал об этом событии, демонстрировал цветные слайды мемориала, созданного на месте десантной операции, и после его пригласили в школьный музей взглянуть на военно-патриотическую экспозицию.

     Растроганный встречей с ребятами он с интересом рассматривал музейные экспонаты. Увидел рядом с советской ножной швейной машинкой полевую солдатскую форму тех военных лет и давай гимнастёрку в шутку к себе прикладывать… Как, мол, я в ней выгляжу!.. Не чопорным оказался англичанин…

     Ну, переводчица всё, так сказать, сибирякам толмачит, и тут англичанин замечает на стенде радиостанцию и восклицает что-то похожее на «…О! Коммуникейшен!..», и через

переводчицу объясняет Николаю Николаевичу, что он во время войны служил в Королевском корпусе связи.

     Ну, тогда Шелегин, офицер запаса, служивший в погранвойсках и не плохо знающий азбуку Морзе, громко отстукивает по крышке радиостанции пальцами фразу: «Здравствуй»… Англичанин ему в ответ барабанит: «Вас понял»…

     И дальше на языке морзянки пошёл у них весёлый, шутливый диалог: «…Плохо слышу вас, уши забиты…», «…Увеличьте мощность передатчика…», «…У вас антенна залеплена птичьим помётом?..», «…Осторожно в эфире болтун…»…

     Переводчица понять ничего не может – мужчины по очереди стучат пальцами по радиостанции, слушают, смеются… Так два военных человека: русский и англичанин нашли общий язык. 

Путешествие в прошлое или музей в чемодане

Задаю Николаю Николаевичу очень важный для меня вопрос – что он может сказать о популярности музея, насколько востребован учителями, школьниками, жителями Искитима накопленный здесь  исторический материал?      

     Оказывается, у некоторых общественных организаций есть традиция проводить здесь собрания своих представителей. Прежде всего, так поступают ветераны педагогического труда, искитимцы-чернобыльцы из местной организации «Союз «Чернобыль», а также  «Благотворительный Фонд ветеранов Пограничной службы имени Ивана Васильевича Коротеева»… Приходят сюда на экскурсии и курсанты военно – патриотических  объединений города.

     А для оформления своих тематических экспозиций часто экспонаты запрашивают музеи силовых ведомств, городской Искитимский историко – культурный музей, и даже музеи Новосибирска, в том числе и музей истории и этнографии СО РАН.

     Однако как бы ни были важны эти мероприятия в деятельности школьного музея, главной его задачей Шелегин считает формирование у детей исторической памяти.

     – Нужно привить ребятам потребность  в изучении своей  истории, как способа не стать Иваном родства не помнящим, – говорит Николай Николаевич. – Воспитать в них чувство глубокого уважения к людям старших поколений, которые создавали историю семьи, деревни, города, в конечном счёте, историю всей России…

     Да, в СОШ № 2 преподаватели и классные руководители постоянно используют материалы школьного музея как дополнительный образовательный ресурс, а это тематические классные часы, музейные уроки и ещё использование  отдельных экспонатов в качестве иллюстраций в ходе урока…  Вот об этом методе стоит рассказать подробней.

     Есть в музее коллекция чемоданов из прошедшего двадцатого века изготовленных и на фабриках, и сработанных кустарно. Есть очень старинные деревянные чемоданы, которые запирались на металлическую щеколду с навесным замочком. Один из таких раритетов привезён с Дальневосточного фронта из города Порт-Артур ещё в Русско-японскую войну 1904-1905 годов.

     И есть вместимые в эти чемоданы мобильные музейные экспозиции из предметов, вещей, фотографий, документов, книг собранных Шелегиным по определённой тематике.

     Ну, например, информационно-иллюстративный материал к курсу истории за 9-й класс: «Строительство социализма в СССР в 1922-1939 годах». Тут и стенографический отчёт одного из собраний ВКП(б), вымпел соцсоревнования, архивные фотографии, вышитое, домотканое полотенце-рушник, громоздкий фотоаппарат тех лет… Похожая

учебная подборка есть и под заголовком «Через тернии к звёздам. Годы с 1945 по 1985». Получается действительно музей в чемодане.

     К разговору в классе об истории Искитима имеется компактная экспозиция, посвящённая становлению и развитию основного градообразующего предприятия – Чернореченского цементного завода.

     А на уроки об искитимцах-участниках ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Николай Николаевич приносит в чемодане их награды, документальные письменные свидетельства, фотоснимки, публикации в прессе, дозиметры… 

     Шелегин иллюстрирует и многие уроки литературы. Особенно охотно он откликается на приглашение, когда учащиеся изучают творчество Михаила Шолохова и его роман «Они сражались за Родину». К подобным урокам по истории Великой Отечественной он готов на основе музейных экспонатов организовать даже впечатляющие военно-исторические реконструкции. Их он не однажды демонстрировал на акциях «Бессмертный полк».

     А в школе это происходит так. Получает Шелегин от учителя заявку, подбирает подходящий историческому отрезку времени чемодан, конечно уже изрядно послуживший своим прошлым хозяевам, складывает в него вещи и документы той эпохи, приходит к ребятам в класс, и они вместе совершают воображаемое путешествие в прошлое.

Формула счастья

По моим не математическим расчётам каждый человек есть величина безусловная, но всегда непостоянная и никогда со знаком плюс или минус, а только с двумя сразу. Вот и находи после этого формулу счастья…

     Но складывается впечатление, что педагог Николай Николаевич такую формулу для себя вывел. Со всеми необходимыми значениями, величинами, дробями, слагаемыми, равенствами… Безусловно у него были замечательные учители, воспитатели… В данном случае я говорю о его родителях. Вот, что о них рассказывает он.

     – Родился я и вырос в семье сельских учителей, пришедших в школу еще в годы войны. Папа – Николай Александрович Шелегин воевал в составе сибирских дивизий. Был дважды ранен. После демобилизации в тысяча девятьсот сорок третьем его направили в школу преподавать начальную военную подготовку, а позднее и трудовое воспитание…  Мама – Анна Ивановна Назарова сразу после школы продолжила учёбу в Новосибирском педагогическом училище, окончила его в сорок пятом и работала учителем в начальных классах… Мои родители проработали в школе всю свою сознательную жизнь. Работали даже после пенсии. До сих пор их помнят уже восьмидесятилетние их ученики и воспитанники. В послевоенные годы они работали воспитателями в детском доме села Верх – Сузун. В музее нашей школы я храню их документы, учительские  принадлежности. Стараюсь быть достойным их светлой памяти…

  

    

   

О чём болит душа 

Разговор наш с педагогом-историком Николаем Николаевичем Шелегиным был искренним, откровенным и не мог не коснуться волнующих его проблем. Да и не только его одного… Вот некоторые из них,

     «…До сих пор не могу привыкнуть к тому, что на любой  вопрос, заданный классу, дети быстренько достают гаджеты  и подобострастно вопрошают: «Гугл! Скажи…»…

     «…С началом «демократических реформ» лозунг «Отречёмся  от старого мира!» был воспринят в образовании с большим воодушевлением. Все русское, советское – в  корзину!.. Переходим на Болонскую систему образования!.. Школа вне политики!..  Бесконечное жонглирование авангардистскими педагогическими подходами запутывает  основную массу учительства. Старшее поколение, уставшее от реформ, просто не успевает их осмыслить и на деле оценить их эффективность. Учительский век короче человеческого и не всем дано счастье увидеть результаты своего труда. У нас посев от жатвы отделён годами…»…

     «…Обилие отчетов, программ, тестов, анкет в бумажном и электронном виде почти не оставляет учителю времени для живого общения с ребенком. К тому же в образовательном процессе ни как не учитывается тот парадоксальный факт, что цифровые технологии всё больше отдаляют учителя и ученика. А в тоже время репетитор  становится основной фигурой для качественной контактной подготовки выпускника к сдаче ЕГЭ  и к гарантированному поступлению в престижный вуз…»…

     «…Искитим имеет побратимские связи с китайским городом Карамаем. Обмениваются делегациями. Недавно ученики нашей школы были там. Их поразили  школьные порядки: неукоснительное соблюдение ритуалов подъема флага и исполнения гимна страны, обязательное участие в уборке территории, мытьё классов, уроки с восьми утра до восьми вечера, строгая форма, полное отсутствие сотовых телефонов в школе. То есть упорная учёба как обязательное требование для каждого молодого  китайца. Итог – Китай вторая экономика мира. У нас многое из перечисленного было в образовании. Сколько теперь потребуется лет чтобы вернуть утраченное?!..»…

Пароход из детства

С недавнего времени историк Николай Николаевич Шелегин пробует себя в новом качестве. Он работает над автобиографической книгой. Вот от туда его небольшая зарисовка.

     …Раннее своё детство я провёл в маленьком селе Нижний Сузун у своего дедушки. В  те времена Среднесибирскую магистраль ещё не построили, и единственным надёжным транспортным путём была Обь.

     В Нижнем была пристань, от которой отходили пароходы до Барнаула и Новосибирска. Пристань была единственной достопримечательностью и, конечно, гордостью села. Она давала заработок мужикам – грузчикам «живицы» – сосновой смолы, собранной в тайге. Заготовлялась она здесь в промышленных объемах. Баржи за ней приходили только летом, работа была сезонная, но денежная. Докатить огромную деревянную бочку из склада  и спустить по грузовому трапу в баржу  стоило 5 копеек.

     Набором  грузчиков руководил мой дед – человек сурового нрава, трезвенник. С ним я ходил «на работу» – смотреть, как грузят бочки. К пароходу местные бабушки несли вареную картошку, соленые огурцы, вяленую рыбу и другую снедь в надежде «заробить» свою копеечку. В колхозе трудодни отоваривались поздней осенью, а «живая» денежка всегда в хозяйстве нужна.

     Ждали пароходов и пассажиры, которые иногда сутками, когда пароход задерживался, жили на дебаркадере. В предстоящей толчее им хотелось обязательно занять своё место согласно билетам. На верхней палубе парохода богатые пассажиры роскошествовали в отдельных каютах, а вторая палуба отдавалась плацкартникам. Там они размещались в одном большом подпалубном помещении – кубрике с металлическими нарами, под которыми работала  паровая машина. В этом кубрике всегда пахло машинным маслом, отработанным  паром  и ещё  чем-то машинно – пароходным.

     Третий класс встречал своих пассажиров брезентовым навесом в кормовой и носовой части парохода. Тут все усаживались или укладывались, кто на  мешках с углём, кто на других грузах, подстелив  рогожу или суконный потничек…  Что у кого было.

     С особым нетерпением ждали пароход любители пива. Во время стоянки они проникали в пароходный буфет и наслаждались пивком и водочкой. Случалось, что некоторые хотели продлить удовольствие и после отхода судна. Таких неугомонных отлавливали дюжие матросы из пароходной команды и просто сбрасывали за борт. Берег был рядом и все они, так сказать, своим ходом благополучно возвращались на пристань. 

     Картинка прибытия парохода выглядела так. Вначале приближающийся пароход угадывали по клубам дыма над Обью, потом становилась слышна  музыка из громкоговорителя и, наконец, из-за поворота реки выплывал «Дрокин» или  «Хоряков»  – «круизные лайнеры» той поры, пришельцы из далёкой, загадочной городской жизни, попасть в которую без паспорта было невозможно. Не выдавали тогда сельчанам паспорта. Но случались и чудеса. Бедовая продавщица с дебаркадера Адка охмурила пароходного механика и на законных основаниях жены служащего уехала в город. Многие женщины в селе ей завидовали.

     Этот праздник радости и веселья заканчивался к концу лета, с завершением навигации. Над Обью нависало хмурое небо, в потемневшую воду ветер сметал с берега пожелтевшие листья, начинали моросить холодные дожди…

     Последний пароход провожали, чуть ли не всем селом. Немногочисленные пассажиры сразу уходили с палубы, прятались от ветра в прогретое паром нутро. Раздавался протяжный гудок, с шумом приходили в движение и начинали гнать волну гребные колёса, пароход медленно отплывал и скрывался за изгибом реки.

     Люди на пристани и вокруг стояли до тех пор, пока был виден дым над береговой почерневшей «забокой», и ещё слышались приглушенные  прощальные гудки: у-у – ууу – у-у! Потом народ медленно, медленно разбредался. Прощай пароход, до следующей навигации. Впереди маячила долгая, долгая сибирская зима. 

     Я пятилетним мальчиком тоже был среди провожающих. Давно уже нет тех дебаркадеров, тех пароходов, даже река изменила своё русло и «съела» большую часть села,  в котором сейчас живут одни дачники... 



Образование.  Новосибирский государственный педагогический университет, историко – педагогический факультет.

Авторитет в педагогике. Каменский Я.А., за его гениальное изобретение «Школьный урок». Ушинский К.Д., за теорию и практику работы с самым обыкновенным ребёнком из народа. Макаренко А. С., за теорию и практику работы с детьми, которых многие считали враждебной ненужной массой, возникшей в результате слома старого мира с его религиозными и нравственными принципами. Шаталов В.Ф., за методику оживления материалов системой опорных конспектов.

Мои вузовские преподаватели: Троицкая Т.Н., Рукина Ц.Л. Мой куратор Казанский О.А

Мои родители, сельские учители: Шелегин Н.А., и Назарова А.И.

Историческая личность. Учёба на истфаке не оставила мне выбора. Мне интересны все, жизнь и деятельность которых я изучал. 

Хобби, увлечения. Путешествия. По возможности посещаю разные уголки России.

Любимые книги. Мои литературные вкусы формировались постепенно. Детство – Джек Лондон, Павел Бажов. Детство, переходящее в старшее – Луи Буссенар, Марк Твен. Старшее детство, начало юности – Эрнест Хемингуэй, Антуан де Сент-Экзюпери.

Армия – служебные наставления  и уставы. Вуз – Федерико Гарсио Лорка, Поль Элюар, Сальвадор Дали – проза, Тулуз Лотрек – автобиографическая проза, мемуары.

Люблю мемуары политических деятелей. Одно время даже вёл  факультатив  «История в лицах».

Любимое кино. «Максимка», «Хождение по мукам» – старая версия, « В августе 44». Многие черно - белые художественные французские фильмы. Люблю историческую  хронику.



Разговаривал Владимир Пискарев



Вход