Интегра. Комплексное оснащение школ

Учитель будущего
01.11.2017

Работая над этим материалом, я понял, что мне нужен разговор с учителем русского языка. Но с учителем обязательно молодым, оптимистичным, деятельным, свободно владеющим всеми этими айпедами, смартфонами, ноутбуками со всеми в них наворотами и, безусловно, у которого незамыленный взгляд на то, как мы сегодня говорим, пишем, общаемся.

Дарья Сергеевна Черепанова

Учитель русского языка и литературы
МАОУ гимназия № 11 «Гармония»
Город Новосибирск

Поиски привели меня на сайт новосибирского городского Дома учителя. Там сообщалось, что создана творческая группа по разработке проекта «НАСТАВНИК.NSK.RU». Он должен будет помогать молодым специалистам найти старшего товарища, коллегу, который поделится своим опытом, поможет советом. А наставник в таком случае обретает молодёжную профессиональную среду, и, благодаря своим "подопечным", постоянно развивается, идёт в ногу со временем.

К тому дню специалистами из Дома учителя уже была проведена проектная сессия, в которой приняла участие учитель русского языка и литературы из гимназии «Гармония» Черепанова Дарья Сергеевна. Быстро навожу справки. Двадцать семь лет. Сразу после окончания Новосибирского педагогического университета преподаёт русский и литературу в «Гармонии». Квалификационная категория первая. Педагогический стаж пять лет. В 2014 году – лауреат городского конкурса «Новой школе – современный учитель», в 2015 - лауреат Всероссийского конкурса «Педагогический дебют»… Достаточно. Звоню. Прошу дать интервью. Получаю согласие.

Но, в начале, да простят мне мою несдержанность, небольшое лирическое отступление…
Как надоел в нашем сегодняшнем мире, переполненном всевозможными гаджетами, сомнительным интернетом, информационной шелухой и пошлыми историческими реконструкциями в радио-телеэфире, как надоел и утомил весь этот стёб, трёп, притворство, вся эта виртуальность, понарошность и недоправда… И обратите внимание! У нас уже никто не говорит, все только озвучивают, уже ничего не происходит сейчас, но всё исключительно онлайн! И нет у нас никаких возможностей, а только опции. Не бывает теперь ни осени, ни зимы, ни весны, ни лета – одни периоды, и всё у нас либо осуществляется, либо является, и мы, оказывается, уже не едим, а употребляем или типа того… Косноязычие стало нормой. Замороченный новоязами, речевым фаст-фудом, иностранной и канцелярской терминологиями я, чтобы вспомнить истинный смысл слов, вынужден снова и снова заглядывать в словари русского языка…

Дарья Сергеевна, но, может быть, я преувеличиваю и, так сказать, «гоню волну», если пользоваться современным сленгом? Вас беспокоит речь, которую мы ежедневно слышим и вокруг нас, и с экрана телевизора, и в радиоэфире?

Я понимаю, что язык – это, пожалуй, самая живая и подвижная система. Но то, что происходит с языком сейчас, я бы назвала катастрофическим упрощением. Да, катастрофическим, потому что ведёт к вырождению, а это страшно. В этом случае вырождается язык, а значит, постепенно вырождается национальное сознание и культура. Это долгие процессы, но уже сейчас они заметны. Грамматические ошибки прочно вошли в речь теле и радиоведущих, орфоэпия стала чуть ли не вымирающим «зверем», орфографическими ошибками пестрят рекламные щиты, заголовки печатных СМИ… Это очень печалит меня, порой даже руки опускаются, и задаёшься вопросом: «А для чего я работаю?» Но потом просто понимаешь, что если не я, не мы – учителя-словесники будем этому противостоять, то кто?

А как может учитель-словесник противостоять упрощению, обеднению русского языка? Что он должен делать?

Что делать… Думаю, не сдаваться. Не закрываться в своём маленьком языковом мирке, а жить в единой для всех системе и влиять на неё. И, прежде всего, грамотно говорить, публиковать на эту тему статьи, обсуждать с учениками книги, фильмы, спектакли… Приучать детей к языковой культуре. Но не «сверху», назидая, а только личным примером. Участвовать в «Тотальном диктанте», например. Я сама трижды была участницей этой замечательной акции. Все разы справлялась на четвёрку. Как видите и учителю есть к чему стремиться! Кстати, пропагандирую диктант среди своих учеников. И среди них уже есть постоянные участники. К примеру, Полина Карицкая, сейчас ученица девятого класса, три года подряд проверяет там свои знания русского языка.

А беспокоит ли вас речь школьников средних, старших классов?

Уверена, что не стоит обобщать. Поверьте, довольно много ребят с богатой образной речью, чувствующих язык. В этом году я выпускаю три девятых класса. Это самобытные, мыслящие, красивые ребята. Личности, одним словом. Помимо девятиклассников, работаю в седьмом математическом классе.

Двадцать шесть пар горящих, умных глаз. Очень смекалистые, бойкие, всё на лету схватывают. Хороший класс. Каждый учитель мечтает о таком. Поэтому считаю, что не надо тратить время на беспокойство, а надо работать. Каждого ребёнка можно научить не только правописанию, но и правильной речи. Каждого.

Но случается, что в речи школьников вас что-то огорчает?

Речь некоторых подростков попросту бедна. Пытаясь обходиться маленьким языковым арсеналом, они неизбежно делают ошибки, как делал бы их астроном, у которого для работы есть только, извините, поварёшка. Бедная, малограмотная речь ребёнка – это, прежде всего, результат невнимания к нему родителей с самого раннего возраста. А потом и в школе формальное отношение к своей работе каких-то учителей…

Дарья Сергеевна, безусловно, права, семья и школа – два основных фактора влияющих на то, как мы пишем и говорим. Однако не так давно появился третий – Интернет. Очень символично, что он вторгся в пространство нашей устной и письменной речи в начале нового тысячелетия. Полагаю, что у нас в стране двухтысячный год – это граница, разделяющая наши речь и письмо до Интернета и после. С ним в нашем обиходе возник своеобразный язык, получивший название «письменная разговорная речь». Это когда мы общаемся в Интернете и стучим по клавишам ноутбука или тычем пальцем в экран планшета, набирая в режиме реального времени письменный текст, и у нас или нет времени на обдумывание орфографии, или нет желания это делать. А свои эмоции мы выражаем «смайликами», неким подобием египетского рисуночного письма. Правда, некоторые исследователи считают, что всё это никакой не язык, а незнамо что…

Дарья Сергеевна, вот этот гибрид письменной и разговорной речи в Интернете он способствует понижению грамотности у молодёжи, школьников – самых многочисленных интернет-пользователей? Ответы учёных на этот вопрос весьма разнятся. Интересно именно ваше мнение – школьного учителя, практика.

Очень часто сейчас слышу подобные утверждения. Не соглашаюсь с ними никогда. Стучишь ли ты по клавишам ноутбука, пишешь ли шариковой ручкой – это неважно. Если ты привык общаться вживую, излагая свою речь грамотно, то и твои письменные, печатные высказывания в Интернете будут грамотными. Есть молодые люди, которые пишут в Интернете с грубыми орфографическими ошибками, но это уже не влияние Интернета. Это просто свидетельство либо их безграмотности, либо небрежности. А косноязычия сегодня, к сожалению, достаточно и в быту, и на улице, и в транспорте, и в средствах массовой информации… Вот это тревожит. Об этом мы с вами уже говорили…

Продолжая разговор с Дарьей Сергеевной, рискну предположить, что в связи с увеличивающимся сбросом словесного мусора в наше речевое и письменное пространство способность русского языка к самоочищению уже не столь очевидна. Ему, как и нашим рекам, теперь тоже нужны, образно говоря, очистные сооружения. И они есть. Какие? Одно Дарья Сергеевна упоминала – «Тотальный диктант». Идею эту в 2004 году предложили и реализовали студенты гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета. С того времени это событие превратилось в мероприятие всероссийского масштаба. И сегодня главный штаб ТД находится в Академгородке.

Те новосибирцы, кто пользуется метрополитеном, видят там красочные плакаты, листовки, стикеры, подсказывающие правильное произношение и написание слов. Это же транслируется и на мониторы. Многие, кстати и автор этих строк, неоднократно участвовали в замечательной акции «Читаем Пушкина в метро». И это только малая часть масштабного образовательно-просветительского проекта «Уроки русского», разработанного новосибирским благотворительным фондом «Родное слово» ещё в 2007 году. В рамках этого проекта на темы грамотности, культуры речи выходят в эфир теле и радиопрограммы, проводятся в Новосибирске и области, запоминающиеся многолюдные акции. Вспомните хотя бы праздник «Прекрасный наш язык» в филармонии или областной конкурс творческих работ школьников «Любуясь русским словом»… Есть и другие отдельные проекты. К примеру, очень полюбившийся новосибирцам зрелищный и теперь уже традиционный проект «Парк Пушкина»…

Признаюсь в личном пристрастии к новому насыщенному конкурсами просветительскому проекту «Экология русского языка». Его совместно проводят фонд «Русское слово» и Областной центр информационных технологий. В связи с этим, посещая портал «Новосибирская открытая образовательная сеть», теперь обязательно заглядываю в оригинальную интерактивную рубрику «Слово о словах» Хочу начать там дискуссию о причинах исчезновения из печатных текстов седьмой буквы русского алфавита – «ё». Конечно, об отношении к этой проблеме я спросил Дарью Сергеевну. Вот что она ответила.

…Прекрасны строки русских классицистов, не использующих букву ё в привычных для нас позициях: "Дерзайте, ныне ободренны...", "Кузнечик дорогой! Коль многим ты блажен, Коль больше пред людьми ты счастьем одарен..."! Но всё-таки в конце восемнадцатого века Николай Михайлович Карамзин и Екатерина Романовна Дашкова вводят эту букву в русский алфавит, и она порой выполняет смыслообразующую функцию, что важно…

Да, я себя отношу к хранителям этой буквы. Во-первых, сама всегда пишу, во-вторых, детей учу использовать её. В их письменных работах всегда доставляю точки, если кто забыл. Одна моя ученица, Женя Щеглова, талантливейшая девушка, издавшая свою книгу, на первом её форзаце подписала "Автор присоединяется к движению за сохранение буквы "ё" в русском языке".

Причины непостановки точек над буквой "е" - это стремление сэкономить время письма или небрежность... на мой взгляд, всё это не есть оправдание. Использование этой буквы - жест сохранения традиций языка, культуры. Останется ё - останутся клёны и берёзы, позёмки и вёсны, костёр и огонёк... Можно будет ёрничать и ёжиться... Храните букву, храните суть!

А теперь я вернусь к самому началу беседы с Дарьей Сергеевной, к самым первым моим вопросам. Но вновь небольшое лирическое отступление…

Пожалуй, надо согласиться с тем, что многое, если не всё в нашем сложившемся характере, способностях, привычках, в нашей любви или нелюбви к чему-либо имеет начало в том кусочке короткого времени, которое называется детством. В памяти мы постоянно как будто пишем картины своей жизни, нередко рисуя по уже запечатлённому новые и новые свои поступки, впечатления, чувства… Иногда, как это делают художники действительно с холстом, мы намеренно соскабливаем с полотна памяти нарисованное ранее, чтобы на освободившемся месте набросать свежие краски, штрихи, линии… Как мы полагаем, более совершенные. И так слой за слоем… Многое из нашего прошлого мы уже не в состоянии увидеть. Когда мы всё-таки пристально всматриваемся в образы, проступающие сквозь собственные новоделы, то случается разглядеть кусочки, фрагменты незамалёванного прошлого. Например, картинки из детства… У Дарьи Сергеевны они светлые.

… Помню наша прабабушка Поля пекла самые тонкие и самые вкусные блины. Она до глубокой старости жила в частном доме, ухаживала за огородом, делала заготовки на зиму… Учила меня, маленькую девчушку, всяким житейским мелочам. Например, кормить кур, собирать яички в гнёздах. Однажды я в курятнике заигралась и получила от красавца-петуха клювом в лоб!.. Я ещё застала прадеда Колю. У него всегда в кармане старенького коричневого пиджака были карамельки, которыми он угощал всех детей в округе. Помню «барбариски». Я не любила их, но прадедовы, чуть подтаявшие от его тепла, ела всегда... Они оба не любили рассказывать нам про войну. Но я знаю, что прабабушка Поля в то время девчонкой работала на швейной фабрике, шила ватники солдатам на фронт. А прадедушка в сорок первом был ранен в бою под Москвой…

Вспомните, в детстве вам трудно было научиться читать? Буквы складывать в слоги, слоги в слова?

Вначале у меня это была игра. Я придумывала, что умею читать. В детском садике я усаживала детей из группы вокруг себя, открывала книгу и… И пересказывала содержание. Я в книжке знала всё слово в слово. А потом действительно научилась. Не помню, правда, как это произошло, но предположу, что помогло то, что родители и бабушки всегда и много мне читали. Когда слышишь столько интересных историй из уст близких людей, то хочется уже и самому добраться до этой сокровищницы – книги.

Какие были первые прочитанные вами книжки?

У меня была целая серия сказок народов мира. Потом – «Денискины рассказы» Виктора Драгунского, «Пеппи Длинныйчулок» Астрид Линдгрен, «Мэри Поппинс» Памелы Трэверс… Позже – замечательная книга Лидии Чарской о жизни воспитанниц Павловского института благородных девиц. А ещё я владела большой коллекцией интереснейших энциклопедий. Спасибо родителям, ведь это тогда были довольно дорогие книги…

Кто ваши родители?

Мои мама и папа – интеллигентные, добрые люди, красивые в чеховском понимании этого слова. Познакомились они ещё в школе, в той же, в которой потом училась и я – средней общеобразовательной школе номер сто сорок шесть Первомайского района Новосибирска. После школы мама окончила педагогическое училище, и работала в начальных классах своей родной школы, а папа был курсантом Новосибирского высшего военного командного училища МВД СССР, участвовал в миротворческой миссии в Нагорном Карабахе…

Это мама повлияла на выбор вами профессии?

У меня и бабушка Мила много лет проработала в системе образования. Она до сих пор из газет вырезает для меня статьи, на эту тему… К профессии учителя, надо признаться, я шла сложным путём. Окончила школу в две тысячи седьмом году. В первый год сдачи ЕГЭ. Математику сдала с Божьей помощью, русский – на сто баллов. Поступила в НГТУ на факультет гуманитарного образования, направление – регионоведение. Там я начала учить китайский язык. Год вырисовывала иероглифы, учила диалоги… Поняла – не моё. Ушла. А далее было… Да, время размышлений. В результате подала документы в Новосибирский государственный педагогический университет. Но и здесь в планах была аспирантура на кафедре методики преподавания русского языка. Я с головой погрузилась в разработку уроков. Из всего, что читала, смотрела, слышала отбирала материал… Темы, методы, методики, приёмы… Но всё решил его Величество случай. В апреле две тысячи тринадцатого позвонили из гимназии и пригласили на работу. Впоследствии оказалось, что меня рекомендовала Зайдман Ирина Наумовна, на тот момент заведующая кафедрой методики преподавания русского языка и педагогической риторики, мой научный руководитель… Вот так состоялся мой выбор профессии.

Когда вы почувствовали свой личный интерес, трепетное отношение к русскому языку, литературе?

Интерес к литературе был всегда. А вот интерес к русскому языку появился в университете, благодаря моим прекрасным преподавателям: Стексовой Татьяне Ивановне и Маркасовой Ольге Александровне. До сих пор пользуюсь своими записями с их занятий по синтаксису.

Перечень сайтов, которые Дарье Сергеевне интересны
Грамота.ру
Тайга.инфо
Сиб.фм
Arzamas
AdMe


Чей язык, чей стиль русских писателей вам нравится более всего?

Мне нравится язык, стиль замечательных, неповторимых произведений Пушкина и Гоголя. Из поэзии Александра Сергеевича Пушкина меня особенно прельщает роман в стихах «Евгений Онегин», и люблю всю его прозу. В произведениях Николая Васильевича восхищаюсь вкусным, самобытным, запоминающимся языком автора и персонажей. Нередко перечитываю его «Арабески», «Миргород»… Вообще вы задали сложный вопрос. И не только для учителя русского языка и литературы, но и для любого читающего человека. Литература необычайно многогранна. Я сравнить её могу только со Вселенной, безудержно растущей каждую секунду.

Что, на ваш взгляд, может пробудить у ребят интерес к родному языку?

Литература, без сомнения.

У вас есть афоризмы, которыми вы руководствуетесь в жизни?

Да, пожалуй, как и у многих людей. Ну вот, к примеру, два ироничных, которые я недавно увидела на сайте, рассказывающем о книге «Карманный справочник мессии» американского писателя Ричарда Баха. Первый: «И чем говорить без умолку, не лучше ли тебе - для разнообразия – послушать?», второй: «Что, если твои учителя находятся здесь прямо сейчас?».

Разговаривал Владимир Пискарев.